Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:35 

Новое из писательства

~RoSt
Smile, fuck you smile!
Да, я опять здесь.
Да, я снова пишу.
Разгоняюсь короткими рассказиками. Тренирую независимость от музы и вдохновения, иначе я так и останусь бездарным графоманом. Стремимся к литературным достижениям.
На данный момент у меня есть 3 новых рассказа. Пишу по одному в день.
Мне дают любую тему (ну, мы это называем темами, на деле это просто какая угодно точка отсчета, некий старт для произведения), а после я уже фигачу на эту тему.
Ну и мне очень интересно ваше мнение, дорогие мои!


СТОП.

Я бы никогда не подумал, что человек может быть настолько эгоистичен, если бы не встретил однажды Его. Попробуйте покопаться в глубинах своей памяти, в самых потаенных ее уголках. Переворошите каждый из сотен, запертых на миллион замков, сундуков. Поищите на чердаке с большой, заваренной лучшим сварщиком подсознания, дверью. Попытайте свое прошлое и выудите из него самый эгоистичный поступок, с которым вам когда-либо доводилось сталкиваться. Поверьте мне, это даже в сравнение не идет с тем, что совершил однажды Он. Такие люди рождаются один в сотню лет. И встретить их доводится лишь самым грешным.
И сегодня я понял, что попал в ад.
Стоп. Начнем самого начала.
Буквально пару часов назад я монотонно листал новостную ленту самой популярной социальной сети нашего десятилетия. Случайно зацепился глазами за сделанный кем-то из давних знакомых репост записи совершенно незнакомого мне человека.
«Ищу общительного и предприимчивого человека. Обращаться в лс.»
Это не был один из заполонивших интернет конкурсов, где от тебя ничего не требуется кроме репоста и клика по кнопке «Вступить в сообщество». Это не была смешная картинка или глупый ничуть не забавный анекдот. Эта запись не походила ни на что, чем ежесекундно пополнялась новостная лента.
«Ищу человека». Эти слова заставили меня написать автору поста. И это была моя самая большая ошибка.

- Привет. Общительный и предприимчивый? Думаю, я подойду под это описание.
- Здравствуй. Как ты относишься к играм?

Такой странный вопрос, хотя я и не ожидал ничего стандартного – интернет уже давно перестал меня удивлять. Не потому что тут все одинаковые и скучные, нет. Все пытаются удивить. И это стало обыденностью.

- Ну, в школе, помнится, я неплохо играл в футбол. Да и за компом иногда люблю позалипать. Сойдет за «да»?
- Я немного о другом, но, кажется, тебе будет интересно.

А потом он так долго писал, что я успел сильно насторожиться. Каждый раз когда с экрана пропадало слово «печатает» я ждал огромного сообщения с предложением ролевых игр, пейнтбола, страйкбола- чего угодно! Мой мозг сжигало нетерпение и любопытство. И, кажется, это именно то, чего он хотел.
На этом надо было остановиться. Мне надо было уже тогда прекратить общение с ним и, возможно, ничего этого не случилось бы. Но я был уверен, что я смогу вовремя остановиться. Еще одна ошибка.

- Ты знаешь, я вчера шел по улице, без какой-либо цели, просто так. Я шел по прямой уже часа два, время было позднее, да и район не самый людный, так что прохожих - полтора землекопа. И вдруг тупик. Дорога поворачивала направо и налево, но впереди стоял большой кирпичный дом. Я долго не мог решить куда повернуть, поскольку совершенно не знал, куда приведут обе дороги. Так что минут десять я стоял и вглядывался в темноту по обе стороны, но ничего дальше метров пятидесяти не было видно.
Вот скажи, куда бы ты пошел?

Я задумался. Бесцельное шатание. Тупик. Направо или налево. Я здраво осознавал, что выбор не даст ничего ни развитию истории, ни Ему, ни тем более мне. Потому ответил первое, что пришло в голову.

- Направо, а ты куда пошел?
- Вот и я выбрал право. Метров через двести я услышал за спиной чьи-то шаги, но обернувшись не увидел никого. Подумал «показалось» и спокойно пошел дальше. Вскоре история повторилась, и я уже немного напрягся. На третий раз я ускорил шаг, но шаги не затихали. Я был уверен, что кто-то меня преследует, но каждый раз, когда я оглядывался, за спиной была лишь пустая дорога в свете редких фонарей. Вот ты бы вернулся обратно на моем месте?

Опять раздумья. С одной стороны – да, я бы вернулся. Поскольку дорогу назад я хотя бы знаю, а там впереди неизвестно что. С другой же – именно сзади преследователь и поворачивать, значит самолично броситься в его губительные объятия.

- Не знаю.
- Но и на месте стоять бессмысленно, верно?
- Да. Нет, я бы не повернул, я бы бежал дальше.
- Вот и я так же решил! Вскоре впереди показалась закусочная. Не смотря на то, что была уже глубокая ночь, заведение работало, и внутри виднелась пара местных жителей весьма поддатой наружности.

Он подозрительно грамотно писал. Но эти мысли обходили меня стороной, ведь история уже меня увлекла. Я ждал каждого нового сообщения с нетерпением, с каким домохозяйки ждут новой серии любимого сериала.

- Ты зашел?
- Я забежал! Старался перевести дыхание, всматривался в темноту через стеклянную дверь и лишь через минуту-полторы огляделся и понял, что все вокруг замерло в немом ожидании моих действий. Только представь, сидишь ты спокойно, бухаешь с другом, и вдруг залетает взмыленный парень, долго смотрит в темноту, пыхтит. Это же вообще пипец, правда?
- Ну да, я бы точно офигел. Ну, там был кто-нибудь на улице?
-Да в том-то и дело, что никого там не было. Я еще минут десять постоял внутри, взял себе сигарет и решил, что надо бы двигать обратно. Моя прогулка была уже перенасыщена впечатлениями.
- Почему ты не вызвал такси до дома?
- Глупый вопрос! Как думаешь, стал бы я топать обратно пешком, если бы у меня были деньги на такси?
- Но на сигареты же были!
- Это была последняя сотка. Тебе интересно вообще?

Этот вопрос меня так оскорбил. Думаю, вы меня отлично поймете – когда тебя заинтересовывают буквально с первых слов, ты сидишь в безумном ожидании продолжения истории и тут получаешь такой плевок в лицо. Это настоящий удар перчаткой по щеке. Меня словно ошпарило!

- Блин, конечно интересно! Давай говори, дальше что было? Ты пошел пешком, ладно, а шаги эти, они продолжились?
- Ладно, убедил. Слушай дальше.
Я пошел обратно, но тревога и ужас не отступали. Минут десять шел, прислушиваясь к тишине вокруг, но ничего кроме шороха собственных шагов не слышал. Когда сердце перестало бешено колотиться, а страх отступил, я поймал себя на мысли, что все это мне лишь показалось. Немного мерзкое чувство паранойи и собственно трусости переполняло меня, и в ночной воздух вырвался истерический смешок. Такой, которого я меньше всего от себя ожидал. Случайный импульс разрастался в настоящую истерику. Я уже не мог остановиться, стал загибаться от хохота, заполнявшего пространство вокруг инфернальным пением. Словно тысяча чертей вырывались из меня в городскую ночь.
И вдруг он. Этот до боли знакомый звук. Он прорвался сквозь мой припадок. Шаги. Сердце замерло. Я стоял оперевшись о стену. Все застыло, воздух заледенел. Пальцы врезались в обжигающий ладонь кирпич. Я ждал, утопая в приближающихся шагах. Целую вечность я ждал стремительно приближающегося конца.

Мне стало по-настоящему страшно. Еще ни один ужастик или компьютерный хоррор не заставлял меня так сильно бояться. Я почувствовал кирпичную крошку на пальцах, холодную луну над головой, услышал шаги. Чьи-то ужасающие, сжимающие нутро терновыми прутьями, шаги.
Я даже не мог набрать сообщение в чат. Меня не слушались руки, в ушах звенело, а на экране так и не появлялась заветная надпись «печатает».
Я ждал, всматривался в электронную рябь, но ничего не происходило. Не могу сказать, сколько прошло времени в ожидании, минута или год, но после я не выдержал:

- А дальше что?
«печатает»
- Стоп.
- Что?
- Стоп.
- Какой нахер стоп?!
- Стоп.
- ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?! СКАЖИ МНЕ!
- Стоп.
- ЧЬИ ЭТО БЫЛИ ШАГИ?! ТЫ УБЕЖАЛ?!! РАССКАЖИ МНЕ, ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ!!!!!!
- Стоп.
- ЗАЧЕМ ТЫ ВООБЩЕ НАЧАЛ ЭТО? ЭТО ИГРА? ТЫ НОРМАЛЬНЫЙ ВООБЩЕ?! ЭТО НЕ СМЕШНО!!!!!!
«печатает»

И ожидание. Бесконечное ожидание. Я смотрел на эту надпись, с носа упала капелька пота. В груди колотилось так, словно еще немного и я умру.
«печатает»
Я не мог отделаться от навязчивого ощущения, что схожу с ума, стал щипать себя, но это не помогало. Проклятая надпись не исчезала, ничего не менялось. Весь мир хохотал надо мной, и я стал смеяться вместе с ним. Я заливался безумным смехом, бездумно бил по клавиатуре, бил себя по лбу, по щекам.
Я кричал «Что было дальше?! Как можно так долго писать?!».
Я кричал «Не молчи! Ответь мне, черт тебя дери! Что было дальше?!»
Шаги. Шаги. Отовсюду доносились треклятые шаги. Часть кнопок на клавиатуре уже вывалилась, руки разбиты в кровь, горло саднило от ора и смеха.
И вдруг надпись пропала. Весь мир замер. Я затих. Шаги исчезли. Все вернулось на круги своя. На экране появилось сообщение:

- Стоп.


4.10.16


КВАДРАТНЫЙ КРУГ

Однажды в большом пребольшом доме поселился одинокий старик. Дом был настолько большой, что его жильцы никогда не видели друг друга. А потому и об одиноком старике никто не знал.
Старик же, напротив, не смотря на свою отстраненность от мира, знал всех остальных обитателей панельного гиганта. Он круглые сутки сидел у окна и смотрел, как люди заходят в дом и выходят из него. Но бедный старик ни разу в жизни не покинул стен своей маленькой квартиры.
Эта квартира хранила множество тайн, которыми дед мечтал поделиться с людьми. С людьми, которые окружали его. Он знал историю самого дома, знал все языки мира, судьбы всех художников и политических деятелей. Знал даже историю каждого жильца дома, но ничего не мог рассказать людям вокруг, потому что никто не знал о нем.
Именно поэтому старик силел у окна и бесконечно долгими годами мечтал как кто-нибудь постучится в его тяжелую дубовую дверь и попросит стакан сахара или ножовку, а там слово за слово и разговор завяжется. Ведь ему есть что сказать. Но люди предпочитали все покупать в тесных магазинах, облепивших город раковыми опухолями, дающими бесконечные метастазы. Лишь бы не общаться с соседями. И старик все ждал сидя у окна.
Однажды в большом пребольшом доме, в окно которого на большой пребольшой мир смотрел старый престарый старик, раздался детский смех. Он звучал так дико и инородно, что старик отошел от окна и стал всматриваться в дверной глазок, в надежде увидеть хулигана и внести его в перепись жителей дома. Ведь его определенно раньше не было в доме. Старик бы запомнил этот смех. Такой живой и настоящий, глоток свежего воздуха среди бесконечных книг, покрывшихся многовековыми слоями пыли.
Пока всезнающий и ведающий старик всматривался в глазок, силившись вспомнить, когда он в последний раз слышал детский смех, с внешней стороны в дверь что-то ударило. Потом еще раз. Ударило, конечно, громко сказано, это были такие слабенькие, еле слышные через толстую дверь пинки, но это именно то, о чем старик мечтал всю свою жизнь. Он не задумываясь распахнул дверь и замер.
- Привет!
Старик смотрел на мальчугана лет пяти с нескрываемым удивлением и не мог придумать что сказать. Он так долго ждал этого момента, что не сейчас, столкнувшись с мечтой нос к носу, он не знал что делать.
- Деда, ты такой старый, прямо как твоя огромная дверь. Она вообще гигантская! Почему ты такой старый?
- Я не знаю.
Мальчуган захохотал тем самым смехом, который отвлек сегодня старика от опротивевшего за долгие годы наблюдательного поста. На мальчишке была яркая синяя футболка и оранжевые шорты. Именно такие цвета, о которых старик успел забыть за свою бесконечно долгую жизнь.
- Ты не знаешь? Ну даешь! А я знаю. Это потому что тебе лет так много. Ты видел динозавров?
- Нет.
- А я видел. Они вымерли только, а жаль, я бы хотел на динозавре покататься. Думаешь, он бы меня съел?
- Не думаю. Хотя, возможно. Прости, мальчик, я не знаю.
- Ты такой странный, деда. Ты же старый, должен все-все знать на свете.
А и правда, подумал старик, почему это я не знаю таких простых вещей?
- Мальчик, хочешь я тебя чаем напою вкусным? У меня еще кекс ест.
- Ну, деда, мама говорит, мне нельзя сладкое до обеда. Хотя если ты меня сначала обедом накормишь – тогда я и кекс могу поесть.
- Конечно, проходи, думаю, я найду для нас чего-нибудь сытного на обед.
И мальчик забежал через дверной проем в огромную, заваленную книгами и артефактами древности, квартиру старика. Маленькие ножки засеменили по комнатам, поднимая клубы пыли. Старик пошел за мальчиком по следу, подбирая падающие словари, разваливающиеся стопки картин в резных рамах и ловя манекены в военной форме всех эпох.
- Ого, это все твое?
-Да.
- И ты сам все это собрал и принес сюда?
- Ну да, кто же еще.
- А ты воевал в этой форме, да? – Спросил мальчик, ткнув пальцем в витрину с кителем времен первой мировой войны.
- Нет, это было слишком давно.
- Я думал ты самый старый человек в мире! А ты, оказывается, не такой уж и старый. А зачем тогда тебе это?
И не такой уж старый дед стал рассказывать гостю все о войне, о художниках и их музах. Он показал скелет летучей мыши и назвал каждую косточку в нем. Объяснил почему небо синее и откуда берет свое начало физика.
Старик отвечал на все вопросы мальчика и впервые почувствовал себя живым, как вдруг мальчик повернулся к нему и сказал:
- А у меня кое-что есть, хочешь покажу?
Дедушка расплылся в улыбке и думал, сейчас его глазам предстанет какая-нибудь причудливая стекляшка, которую мальчуган нашел в траве, или старый оловянный солдатик, которых в соседней комнате целый стеллаж.
- Конечно, мне очень интересно.
Мальчик тут же засунул руку в карман шорт и стал шарить в нем с удивительно сосредоточенным видом. Он достал несколько бумажек и пару фантиков от конфет, посмотрел на них и молча сунул старику в руки, чтобы не мешались. После продолжил поиски и через минуту его лицо озарила радость и удовольствие от победы. Он достал из кармана руку, зажатую в кулак. Протянул ее деду и прямо перед его носом разжал кулак. На ладони лежал достаточно большой серый камень идеально квадратной формы.
- Знаешь что это?
Старик посмотрел на мальчика с искренним удивлением и недопониманием:
- Ну да, это же камень, дурачок.
- Сам ты дурачок! Не правильно, деда, это круг.
Хозяин квартиры высыпал из рук мусор прямо на дощатый пол и взял из раскрытой ладошки камушек. Он внимательно рассмотрел его, вертя так и сяк перед побледневшими с возрастом глазами. Четыре угла, идеально ровные стороны, ни одного изъяна. Это был самый настоящий квардрат.
- Да нет же, ты чего, дружок, это квадрат. Видишь, тут у него углы, четыре штуки, и вот четыре одинаковые стороны. Это очень красивый квадратный камушек.
- Тьфу, деда, ты ничего не понимаешь! Это же круг. Самый настоящий квадратный круг. Я его вчера нашел на улице, но маме еще не показывал. Ты первый!
- Но квадратных кругов не бывает. Поверь мне, это просто квадрат. Я знаю все геометрические фигуры и это…
- Квадратный круг! – Перебил гость старика, - просто его еще никто не открывал. А я открыл.
- Ты открыл?
- Ага. Так что видишь, оказывается, ты не такой уж и умный. Хотя ты очень старый!
Старик рассматривал камушек так внимательно, как казалось, не разглядывал раньше ничего в своей жизни. Но он никак не мог понять, почему паренек решил, что этот идеально ровный квадратный кусочек – круг.
- Забирай его. Пусть у тебя будет. И запомни, это – квадратный круг!
Старик опешил. Он поднял глаза на мальчика, еще раз обратил внимание на то, какие у него яркие шорты и футболка, перепачканные в пыли стариковского дома кеды, взъерошенные пшеничные волосы на голове и вдруг увидел игривый огонек ребячества в глазах.
- Миша! Миша, ты где, сынок? – Раздался из коридора молодой женский голос.
- Ой, блин, деда, меня мама потеряла! А куда идти-то? Я в твоем лабиринте навсегда потеряюсь, деда!
Когда старик вывел гостя к входной двери, у нее уже стояла запыхавшаяся женщина лет двадцати пяти на вид с длинными пшеничными волосами. Дед хорошо знал ее, он каждый день видел как девушка выходила из дома и заходила в него с большими пакетами или с тяжелой сумкой. Странно, девушку видел, а сына ее – никогда.
- Миша, ты зачем убежал, оболтус?! Я же говорила чтобы ты меня у квартиры ждал! – Она подняла глаза на старика в то время, как мальчик потирал затылок после материнской оплеухи, - Я очень извиняюсь, надеюсь, он доставил не слишком много хлопот. Понимаете, его отец сегодня уехал жить в Америку, а сына отдал мне и вот, первый день, а уже столько хлопот! Миша, ну-ка извинись перед дедушкой.
- Нет-нет, что вы, все хорошо. Мы очень мило пообщались. Да?
Старик улыбнулся и посмотрел на мальчика. Тот улыбнулся в ответ и оставил в покое затылок.
- Деда, ты очень крутой и тако-ой старый! Только ты, кажется, совсем ничего не знаешь, давай я буду приходить каждый день и все-все тебе расскажу. Мам, можно?
- Конечно, нельзя. У людей своя жизнь, не стоит им мешать. Пошли давай, я вспомнила, что мне для печенья надо сахар купить. Хотя ты можешь и вовсе ничего не получить за такие – то выходки.
И она схватила сына за руку. И они пошли обратно в плен большого пребольшого дома, а старик раскрыл ладонь и посмотрел на серый камушек, выделявшийся среди старческих морщин совсем молодым зеленым ростком. Дед поднял свои побледневшие мутноватые глаза к дверному проему и увидел ребяческий огонек в глазах нового и, пожалуй, единственного друга.
- Стойте, я могу дать вам сахару.
- Что вы, не надо. Я не хочу вас утруждать.
- Нет, право, мне не сложно. Идите домой, а я поднимусь через пять минут.
И рот мальчишки растянулся в довольной улыбке, он повернулся к старику и с наигранной деловитостью сказал: «Будем ждать вас с нетерпением!», после чего сам потащил маму прочь из квартиры.
- У нас шестьдесят восьмая, - лишь успела бросить из-за плеча девушка, как тут же скрылась между этажами.
- Я знаю, спасибо, - сам себе ответил старик и ушел в одну из дальних комнат, что-то намурлыкивая себе под нос.

Однажды в большом пребольшом доме поселился одинокий старик. Дом был настолько большой, что его жильцы никогда не видели друг друга. А потому и об одиноком старике никто не знал. Кроме одной девушки с маленьким любознательным сыном.
Старик же, напротив, не смотря на свою отстраненность от мира, знал всех остальных обитателей панельного гиганта. Раньше он круглые сутки сидел у окна и смотрел, как люди заходят в дом и выходят из него. Но теперь старик частенько ходил в гости к соседям из шестьдесят восьмой квартиры и сам ежедневно принимал у себя маленького Мишу.
Эта квартира хранила множество тайн, которыми дед мечтал поделиться с людьми. С людьми, которые окружали его. Он знал историю самого дома, знал все языки мира, судьбы всех художников и политических деятелей. Знал даже историю каждого жильца дома, но лишь теперь он понял, что на свете есть еще огромное количество нового и необычного. И каждый вечер старик заботливо протирал от пыли главный экспонат своей квартиры, рядом с которым стояла картонная табличка «Квадратный круг».


5.10.16


ДОРОГОСТОЯЩАЯ ИГРУШКА


«Здравствуй, дорогой друг.

С момента нашей последней встречи прошло больше двух лет и теперь, хорошенько поразмыслив над всем случившимся, мне есть что тебе сказать. Не думаю, что могу рассчитывать на твое прощение, но мне стоит хотя бы попытаться. В конце концов, я хочу хотя бы сбросить этот груз с души.
Буду ждать тебя в парке у фонтана 17-го ноября в 17:00.

Всегда твоя Ольга»

Когда Андрей закончил читать письмо, благоухающее любимыми духами некогда любимой девушки, он бросил взгляд на исписанный напоминаниями о предстоящих встречах настенный календарь. Семнадцатое число ровно через неделю, если пододвинуть пару назначенных на это время встреч, перенести ужин с мамой на субботу, то пятницу вполне можно уделить Оле.
Хоть молодой человек и не видел смысла в предстоящем разговоре, он решил не заставлять девушку ждать на морозе, снедаемую ожиданием и терзаниями совести. «Как-то это совсем не по-джентельменски», подумал Андрей и усмехнулся дурацкому слову.
Всю неделю он гонял в голове ту отвратительную ситуацию, но стоило попытаться трезво взглянуть на случившееся, как глаза застилал гнев и мысли начинали путаться в собственных истошных воплях. Среди оглушающей брани он лучше всего различал «идиотка» и «дорогостоящая игрушка». Игрушка. С ума сойти, он назвал это игрушкой. Странно, что она надеется на прощение, а не наоборот.
Стоило большого труда перебороть свою гордость и принять важное решение – в первую очередь извиняться стоит ему, а уже потом можно позволить это сделать ей. В конце концов, кто здесь мужчина?

Когда окошко на календаре заключило в себе заветную пятницу семнадцатое, Андрей был серьезен и решителен. Этим вечером он исправит свою ошибку. Два года - достаточный срок для прощения, к тому же, несомненно, они оба повзрослели и больше этой ситуации не повторится.
Город сиял ослепительной белизной мягкого уже почти зимнего снега. Это придавало встрече особого романтизма. Она всегда знала толк в организации нужной атмосферы. Андрей даже не сомневался, что она имеет какое-то отношение к погоде, к этому волшебному снегопаду, нежности ноябрьского вечера, окутавшей провинциальный пригород, и даже подумал, что это она принесла старую помятую раскладушку на мусорку рядом с его домом. Эту раскладушку, настолько нелепо смотрящуюся среди снега, что он невольно вспомнил их первую ночь. Он тогда жил еще с родителями, которые как раз в эту ночь уехали на дачу к друзьям, а еще молодой и горячий Андрей воспользовавшись ситуацией, привел любимую девушку к себе. Он плохо помнил почему они легли не на кровать, а именно на раскладушку, оставшуюся еще от бабушки, но до чего смешно она скрипела до самого утра. Эта раскладушка стала некоторым символом их любви. А потому он выбросил ее после того скандала.
В парке Ольга не заставила долго себя ждать. Она прорвалась сквозь белоснежную пелену ангелом в бордовом пальто, стряхнула с шапки снежный наст и, запыхавшись, сказала, сбив снежинки потоком горячего воздуха:
- Привет. Я постаралась побыстрее, но ты прости если пришлось немного подождать.
- Привет. Не волнуйся, все хорошо, - он умилился ее нежности и заботе, - может пойдем кофе попьем?
- Нет, давай тут останемся. Ты мерзнешь?
Именно этот вопрос он хотел задать девушке, но она опередила его и опять нелепая ухмылка появилась на гладко выбритом лице.
- Нет-нет, что ты, все отлично.
- Я вот что хотела сказать…
Черт, не успел, придется прервать!
- Постой, сначала я.
Ольга немного опешила. Ее алгоритм сбился и теперь придется ориентироваться по ситуации. Это слишком хорошо читалось в ее взгляде, который Андрей давно научился расшифровывать.
- Я хотел извиниться за все, что наговорил тогда. Я был крайне груб и опрометчив, нельзя было все так заканчивать. И я, наверное, понимаю, почему ты так поступила.
- Нет, не понимаешь. Именно поэтому я позвала тебя сюда. Я должна попросить прощения за то, что соврала.
А вот этого Андрей ожидал меньше всего.
- Соврала? Ты о чем вообще?
Девушка собралась с мыслями, глубоко вдохнула снегопад и начала подготовленную исповедь.
- В общем, я не делала аборт. Стой, сначала дослушай меня. Я не делала аборт, потому что не хотела воспитывать своего ребенка вместе с тобой. Я надеялась. Что когда ты узнаешь о ребенке, ты будешь рад и мы станем отличной семьей.
- А я разве не был рад?
- Не шути так, твое лицо все сказало за тебя. Я же помню тот взгляд, ты был готов удавить меня за этого ребенка.
- Вот именно! Я хотел его.
- Андрей, прекрати, не хотел. Я не знаю, что происходило в твоей голове тогда и тем более не представляю что там сейчас. Но это точно не был восторг от вести о беременности.
- Так это получается…
Да, получается, у него был сын. Или дочь. Не принципиально, главное – он отец.
- Ему год. Твоему сыну. Но я не намерена врать ему про отца. Рано или поздно появятся вопросы и я хочу, чтобы однажды ты сам рассказал как все было, почему мальчик растет без тебя и почему ты даже не узнал бы о нем, не будь я такой совестливой.
Андрей серьезно задумался. Дело приняло крайне неприятный оборот. И раз у него есть сын, он хочет быть рядом с ним, растить его, помочь стать настоящим мужчиной.
- Тогда, может, не будем лишать его отца.
- Ты предлагаешь нам снова сойтись? Серьезно?
- А почему нет?
- Ты назвал моего ребенка игрушкой! О чем ты вообще говоришь?
- Я был не прав, дай мне шанс исправиться. Давай попробуем, что ты теряешь?
- Самоуважение. Начать все снова, значит добровольно пойти в рабство твоего эгоизма и ребячества. Где мы будем жить, спать на раскладушке? Нет уж, спасибо, я к такому не готова.
- Сейчас у меня есть работа, я живу отдельно от родителей, да, квартира пока что съемная, но это лишь вопрос времени!
- Не думаю, что ты понимаешь что такое «отцовство».
Не понимает, разве? Почему она так уверена в его недалекости, в его эгоизме? Да и когда это Андрей был эгоистом? Если она решила, что знает его настолько хорошо, то, кажется, она ошибается и эта ошибка может стоить его сыну отца. Любящего, заботливого отца, о котором мечтает каждый мальчик, но из-за таких матерей как Оля далеко не у всех они есть.
- Оля, не будь идиоткой!
И тут весь мир замер. Снежинки уже не казались такими прекрасными, ветер как назло усилился. Два года назад, когда она сказала, что беременна он кричал и срывался на истерику. Он все вспомнил. Тогда она стояла перед ним такая испуганная, она не знала что делать, а юноша требовал аборта. Он называл любимую идиоткой, сказал, что ему не нужна дорогостоящая игрушка и он еще слишком молод для ребенка. «Оля, не будь идиоткой! Я не готов ставить крест на своей жизни из-за того, что ты залетела!» Вот что он сказал тогда.
Теперь он все вспомнил. Пелена сошла и Андрей вышел из оцепенения.
- Я не хотел, прости.
Оля собрала все силы в кулак и сказала максимально холодно и отстраненно:
- Не стоит. Ты не изменился. А потому я просто пойду. Не волнуйся, я дам знать, когда тебе можно будет увидеться с сыном и все ему рассказать.
И она элегантным движением двинулась в сторону выхода из парка. Пока Андрей сообразил что произошло, девушка уже скрылась в снежном карнавале.

Через пол часа бесцельных шатаний по вечернему пригороду Андрей набрел на свой дом. Он увидел крупное строение издалека. Пятиэтажное панельное здание смотрелось в вечернем снегопаде настоящей тюрьмой. Не хватало только колючей проволоки по периметру, но это лишь нюансы. Разглядывая свою «взрослость» под новым углом он увидел среди снега, совсем близко, старую помятую раскладушку.
Несомненно, эта раскладушка преследовала его призраком старой ошибки. И он подошел к ней вплотную. Долго смотрел, думал, вспоминал. А потом разложил ее. И лег.
Лежал и смотрел в небо. И боялся неизбежной встречи с сыном.
Надо будет подарить ему что-нибудь. Может игрушку какую. Дорогую игрушку.

6.10.16

@настроение: писать и не останавливаться

@темы: творчество, рассказы

URL
   

Mr. Incognito

главная